Ян Гейл: «Каждый раз, когда мы что-то строим, мы манипулируем человеком...»

Датчанин Ян Гейл (р. 1936) — один из самых авторитетных в мире специалистов по городскому планированию. Он работал над обликом Лондона, Нью-Йорка, Мельбурна, Сиднея и многих других городов. Лауреат нескольких престижных премий. Автор нескольких книг, среди которых на русский язык переведены две — «Жизнь среди зданий» и «Города для людей». В 2012—2013 гг. его бюро проводило исследование по заказу правительства Москвы и подготовило пакет предложений по благоустройству столицы, а в прошлому году появилась информация, что Гейл готовит исследование городской среды Петербурга. В интервью, появившемся на сайте журнала Metropolis 11 августа, гуру современной урбанистики предельно кратко формулирует свои кредо. 

Микки Бреммер: О вас говорят, что вы придумали концепцию города для здорового образа жизни. Что означает этот термин? 

Ян Гейл: Не я первый и не я единственный, кто заметил, что последние пятьдесят лет мы проектируем города, которые будто говорят людям: двигайтесь поменьше. Вы можете целую жизнь прожить за рулем, у компьютера или  на диване — чаще всего за целый день, с утра до вечера, у вас не появляется никакой необходимости хоть немного подвигаться. Хотел бы я посмотреть на человека, который скажет, что в этом нет ничего настораживаюшего. 

МБ: А как город может работать на здоровье жителя? 

Я.Г.: Сейчас в Соединенных Штатах принята стратегия, в соответствии с которой в каждом городе люди должны как можно больше каждый день ходить пешком и ездить на велосипедах. Тут нет ничего сверхсложного: город должен предложить жителю возможность пользоваться своим телом: ходить, кататься на велосипеде, все что угодно — так, чтобы обеспечить хотя бы тот час мускульной активности в день, о котором говорят медики. Речь идет не только об увеличении продолжительности жизни, но и о снижении расходов на медицину. Ведь человек, ведущий здоровый образ жизни, в меньшей степени зависит от врачей и больниц. Вот это я и называю здоровым городом. 

М.Б.: «Метрополис» только что опубликовал список самых привлекательных для жизни городов. [Первые три места в списке — Торонто, Токио и Хельсинки; российских городов в списке нет. — LIVING.RU] А вы как вообще относитесь к подобного рода спискам? 

Я.Г.: Судя по моему опыту, от них может быть положительный эффект. Города, которые попадают в такие списки, используют потом этот факт в маркетинговых программах, ну и вообще — хорошо, когда есть чем гордиться. Кроме того, со мной сто раз было так, что меня приглашали власти самых разных городов и говорили: мы вот тоже хотим быть в таком списке, посоветуйте, что нам нужно делать. Так что я за эти рейтинги, ну, только, конечно, нужно чтобы критерии были адекватные. А то иногда бывает, что смотришь на такой рейтинг и остаешься в некотором недоумении — а по каким параметрам выбирали-то?

high line.jpg

Знаменитая пешеходная зона Хай Лайн в Нью-Йорке сооружена на месте заброшенных железнодорожных путей. ©  Beyond My Ken, лицензия cc 2.0.

М.Б.: А какие критерии, по вашему, ключевые для определения привлекательности города?

Я.Г.: Я бы не хотел высказываться скоропалительно. Тут нужно подумать, а не оттарабанить десять пунктов. Я бы сказал более обобщенно — сегодня каждый город должен стараться стать более привлекательным, экологичным и здоровым. Каждая городская администрация по всему миру просто обязана держать эти три цели перед собой. При этом, само собой, такую вещь как привлекательность сложнее определить и измерить, чем экологию и здоровье. Так что о привлекательности нужно говорить только после этих последних. 

М.Б.: Когда вы впервые задумались о том, что городской дизайн должен быть ориентирован на пешехода, а не думать только о зданиях и пространствах? 

Я.Г.: Ну, этой истории больше полувека. Я закончил учебу в шестидесятых, тогда все только и говорили что о модернизме и моторизме. Много всякой ерунды строили, а еще больше — обустраивали инфраструктуру для автотранспорта. Я был молодым архитектором, задрав штаны бежал за комсомолом, тоже занимался всей этой чушью, — а потом я женился на девушке—психологе. И вот после этого я стал устраивать встречи молодых архитекторов и психологов, и мы всякий раз говорили об этом: что делает людей счастливыми? И что мы можем хорошего предложить обществу? С этого началось полувековое изучение вопросов вроде того, как люди пользуются городом, как они ходят по улицам и как ведут себя в публичных пространствах. Как работают жилые кварталы, наконец. Я очень быстро обнаружил, что все поле взаимодействия жизни с постройками оставалось совершенно не изученным. 

Джейн Джекобс из Нью-Йорка была первой, кто указал на то, что технократы совсем посходили с ума и в погоне за своими грандиозными планами совершенно забыли о живых людях. Я только начал свои исследования, а у нее уже вышла ее знаменитая книга «Смерть и жизнь больших американских городов» — правда, тогда я о ней не знал, так что не могу говорить о каком-то влиянии. Что на меня повлияло, так это то, что происходило в датском обществе и в датских гуманитарных науках — как раз тогда я обнаружил, что застройка и городское планирование влияет на наше поведение и благополучие. Каждый раз, когда мы что-то строим, мы манипулируем человеком, его жизнью — беда в том, что большинство  планировщиков и застройщиков имеют довольно смутное представление об этих манипуляциях. А манипуляция происходит каждый раз, когда камень ложится на камень.

stroget.jpg

Копенгагенская Строгетт — самая длинная пешеходная улица в Европе. К ее нынешнему облику приложил руку Ян Гейл. ©  Mik Hartwell, лицензия cc by 2.0.


М.Б.: Вы где-то говорили о важности обустройства всесезонной уличной жизни, то есть уличной активности, которая не прекращается ни в летнюю жару, ни в холодную зиму, какие бывают в Северной Европе. Какие градостроительные решения и политика властей помогают в этом? 

Я.Г.: Думаю, хороший пример тут — стратегия «Мегаполис для людей», разработанная при участии моего бюро и принятая правительством Копенгагена в 2009 году. Цель программы — сделать Копенгаген лучшим городом для людей на свете. Значительная часть программы посвящена формированию качественных публичных пространств, которые бы предлагали жителям возможность как можно больше времени проводить на улице, поскольку это важно для безопасности, социальных взаимодействий и демократических процессов. Это крайне важная часть общей политики — вытащить людей из скорлупок их квартир, чтобы они больше времени проводили в общении с соседями—горожанами. Мы не можем все сидеть у телевизоров, не можем всю жизнь поместить в пространство частной. На протяжении всей истории города были прежде всего местом встречи людей, и в этом смысле ничего не изменилось. 

М.Б.: Вас приглашали как консультанта в самые разные города — от Нью-Йорка до австралийского Хобарта. Как получается, что ваши идеи, рожденные в Копенгагене и других городах Северной Европы, подходят для совершенно разных других мест на планете? 

Я.Г.: Это просто. По всему миру,  несмотря на климат, религию или культуру, живут очень похожие люди. Мы все — homo sapiens, мы все прямоходящие млекопитающие, у нас одинаковая биологическая история. Мы испытываем те же самые чувства, все одинаково целуемся. Вопрос в том, чтобы обустроить комфортное городское пространство для человека, и нет никакой разницы, идет ли речь о Токио, китайской деревушке, Москве, Крайстчерче или Хобарте. В своей книге «Города для людей» я пишу о том, что между культурами гораздо больше общего, чем различий.

1.png

Пьяцца дель Кампо, Сиена, Италия. ©  Any.colour.you.like, 2011, лицензия cc by-nc-nd 2.0

М.Б.: А есть какие-то публичные пространства, на которые можно было бы указать как на пример для все остальных? 

Я.Г.: Пьяцца дель Кампо в Сиене. Ей 700 лет. И по всем критериям хорошего публичного пространства — а у меня таких выделено 12 — эта площадь получает все 12 очков. Именно поэтому ее так любят, поэтому она так знаменита и поэтому она бесперебойно функционирует все эти 700 лет. Вы говорите Сиена — подразумеваете Пьяцца дель Кампо. И это потому что она так здорово устроена. 

Еще один город, который я очень люблю — это Венеция, потому что она была построена для людей и никогда не перестраивалась для нужд автомобилей. И поэтому там вы до сих пор видите, как люди прогуливаются и приветствуют друг друга. Вообще в Венеции люди разговаривают друг с другом больше, чем в любом другом известном мне городе. Как по мне, так это самый настоящий город для людей, там люди везде, и везде звук человеческой речи — в отличие от какого-нибудь Чикаго, где вы только и слышите что гудки автомобилей. 

М.Б.: Вы называете очень старые города. Как же получилось, что мы сбились с пути истинного? 

Я.Г.: Не секрет, что мы строили города для людей до тех самых пор, пока в нашу жизнь не вторглись автомобили. Так что изучая старые города, можно найти бездну вдохновения и решения для сегодняшних проблем — нужно думать о людях, а не о том, как бы осчастливить машины. 

М.Б.: Своими исследованиями вы проторили путь дизайнерам, которые теперь становятся публичными фигурами, они вовлечены в политику и обязательно консультируют градостроителей. Почему дизайнеры должны исполнять эти роли? Или нам пора расширить свои представления о дизайне как дисциплине? 

Я.Г.: Я много времени отдал изучению того, как протекает жизнь внутри зданий и как здания влияют на нашу жизнь. На самом деле, я больше интересовался жизнью, чем зданиями. И многие мои коллеги—архитекторы говорили мне, что я впустую трачу время. А недавно я получил две разные архитектурные премии, и им пришлось пересмотреть свои представления об архитектуре — в действительности это не только форма зданий, но и то, как они используются и как они помогают жизни внутри себя. Одну из премий я получил от Датской Королевской Академии изящных искусств — у них там довольно строгая классификация этих самых искусств, но ради того чтобы отметить мои исследования они решили эту классификацию пересмотреть. Это хороший пример для всех — вместо того чтобы держаться за форму, они предпочли обратить внимание на взаимодействие формы и жизни. Потому что чистая форма — это скульптура. А архитектура всегда — взаимодействие формы с жизнью. 

У меня был хороший друг, Ричард Суэтт, он был американским конгрессменом и архитектором. И еще при Клинтоне он был послом в Копенгагене. Его очень интересовало, почему так мало архитекторов вовлечено в политику, почему почти нет архитекторов—мэров или министров. Почему они все запираются в башню из слоновой кости и занимаются, по сути, тем, что лепят скульптуры. Он написал книгу «Дизайн дипломатии», главное послание которой звучит примерно так: «вы же дизайнеры, чтоб вас, в ваших руках огромная творческая сила, выйдите уже из своих башен и присоединяйтесь к обществу, возьмите на себя ответственность за будущее, вы нужны людям!». А буквально только что мы в Копенгагене проводили конференцию и как раз искали людей, которые были бы архитекторами и при этом работниками во власти — мэрами или министрами. Знали бы вы, насколько они успешны! Вот только один интересный пример — архитектор Джейм Лернер, мэр Куритибы, это в Бразилии. Он чудеса сделал для своего города, это один из лучших городов  Южной Америки. 

М.Б.: В связи с тем, что плотность городов и население все время растут — опыт Северной Европы до сих пор важен? 

Я.Г.: Ну, я пока не вижу перспектив того, что в будущем человек перестанет быть человеком, так что, конечно, да. Процесс, о котором мы говорим, продолжается уже несколько тысячелетий — мы пытаемся создать комфортное городское пространство для человека. Живешь ты в Гренландии или в Африке, совершенно не важно, человек приспосабливается к климату и обстоятельствам, но мы все хотим одного и того же. Даже если нам придется жить в еще более стесненных условиях или сдаться на милость автомобилей, все равно обнаружим, что самым важным остается то же, что было важно всегда — кто мы такие и где мы живем.

Источник: Metropolis. Фото обложки: © Gene Driskell, лицензия cc by-sa 2.0


еще больше возможностей
Для пользователей
  • Уведомления об изменениях в выбранных частях информации ЖК, застройщиков, квартир, специалистов
  • Добавить в избранное ЖК, специалистов, статьи (из всех разделов), квартиру.
  • Сравнить ЖК, специалистов, Застройщиков
  • Вести переписку со специалистами
  • Вести заметки по избранным ЖК, специалистам, квартирам
  • Настроить свой рейтинг, в соответствии со своими предпочтениями
  • Сохранить поисковые фильтры
Для специалистов
  • Получение заявок на обслуживание
  • Автоматическое уведомление о поступлении промодерированной заявки от посетителей
  • Вести общение с автором заявки и видеть всю историю общения. С использованием нативного приложения
  • Видеть, что читал посетитель, какие ЖК, застройщиков смотрел
  • Видеть сколько посетителей его посмотрели и кто из зарегистрированных пользователей
  • Вести всех своих клиентов. И не только с ЛИВИНГА. CRM для специалистов.
Войти или зарегистрироваться
Восстановление пароля
Имя
Email
Пароль
Что дает регистрация?
Электронная почта
Пароль
Электронная почта
Электронная почта